Ткд дзержинскбегущая строка знакомства

Волга тв смс знакомства

бегущая строка знакомств.рассуждение. Флирт, Любовь, Знакомства. Тут рыба есть, в четверг приходи (с). Форумы Нижнего. Волга · Нижегородское телевидение · Спецпроекты · Прямой эфир · Программа передач · SMS чат · Бегущая строка · Задать вопрос. из Горловки было направлено 6 тыс. человек, Дзержинска — 3,5 тыс., Доброполья — 3 Сухие строки боевых донесений дополняют воспоминания ветерана го На пути к нему нам встречались бегущие люди — местные жители, прятавшиеся в посевах. гв. тк — гвардейский танковый корпус.

Концентрационные лагеря, хотя и классовые, к тому времени были признаны недостаточно строгими. Первые такие лагеря возникли в Пертоминске, Холмогорах и близ самого Архангельска. И взоры начальства естественно были переведены по соседству на Соловецкие острова — с уже налаженным хозяйством, с каменными постройками, в двадцати-сорока километрах от материка, достаточно близко для тюремщиков, достаточно удалённо для беглецов, и полгода без связи с материком — крепче орешек, чем Сахалин. Что значит Особое Назначение, ещё не было сформулировано и разработано в инструкциях.

Но первому начальнику соловецкого лагеря Эйхмансу разумеется объяснили на Лубянке устно. А он, приехав на остров, объяснил своим близким помощникам. Этого-то мешка новичок избежит, пока у него есть своя одежда, но ещё и мешков как следует не рассмотрев, он увидит легендарного ротмистра Курилку.

Курилко или Белобородов ему на замен выходит к этапной колонне тоже в длинной чекистской шинели с устрашающими чёрными обшлагами, которые дико выглядят на старом русском солдатском сукне — как предвещение смерти.

Он вскакивает на бочку или другую подходящую подмость и обращается к прибывшим с неожиданной пронзительной яростью: Здесь республика не со-вец-ка-я, а соловец-ка-я! Порядочек будет у нас такой: Письма писать домой так: А Курилко, не прогремевший в гражданской войне, но сейчас, вот этим историческим приёмом вписывая своё имя в летопись всей России, ещё взводится, ещё взводится от каждого своего удачного выкрика и оборота, и ещё новые складываются и оттачиваются у него.

Здравствуй, первая карантинная рота!. Двести человек крикнут — стены падать должны!! Проследя, чтобы все кричали и уже падали от крикового изнеможения, Курилко начинает следующее учение — бег карантинной роты вокруг столба: Это и самому нелегко, он и сам уже — как трагический артист к пятому акту перед последним убийством. И уже падающим и упавшим, разостланным по земле, он последним хрипом получасового учения, исповедью сути соловецкой обещает: И это — только первая тренировка, чтобы сломить волю прибывших.

А остальные будут ночь стоять между нарами а виновного ещё поставят между парашею и стеной, чтобы перед ним все оправлялись. И это — благословенные допереломные докультовые до-искажённые до-нарушенные Тысяча Девятьсот Двадцать Третий, Тысяча Девятьсот Двадцать Пятый… А с то дополнение, что на нарах уже будут урки лежать и в стоящих интеллигентов постреливать вшами с.

Конвой стреляет без предупреждения! А при подвижной воде погрузят в трюм парохода, и столько втиснут, что до Соловков несколько человек непременно задохнутся, так и не увидав белоснежного монастыря в бурых стенах. В первые же соловецкие часы быть может испытает на себе новичок и соловецкую приёмную банную шутку: Так глотает новичок соловецкого духа! Ведь каждый донашивает своё.

А например женщинам не выдают ни белья, ни чулок, ни даже платка на голову — схватили сватью в летнем платье, так и ходи заполярную зиму.

От этого многие заключённые сидят в ротных помещениях даже в одном белье, и на работу их не выгоняют. Столь дорога казённая одежда, что никому на Соловках не кажется дивной или дикой такая сцена: А вот и другая зимняя сцена — те же нравы, хотя иная причина. Лазарет санчасти признан антисанитарным, приказано срочно шпарить и мыть его кипятком. Но куда же больных? Все кремлёвские помещения переполнены, плотность населения Соловецкого архипелага больше, чем в Бельгии а какая ж в соловецком Кремле?

Так всех больных выносят на одеялах на снег и кладут на три часа. Мы же не забыли, что наш новичок — воспитанник Серебряного Века? Он ничего ещё не знает ни о Второй Мировой войне, ни о Бухенвальде. А от других соловчан он узнаёт и пострашней, чем видят его. Произносят ему гибельное слово — Секирка. Это значит — Секирная гора.

В двухэтажном соборе там устроены карцеры. Содержат в карцере так: На ночь ложатся на полу, но друг на друга, переполнение. Высота жерди такова, что ногами до земли не достаёшь. Не так легко сохранить равновесие, весь день только и силится арестант — как бы удержаться. Если же свалится — надзиратели подскакивают и бьют.

Ну, да за жёрдочками не на Секирку ходить, они есть и в кремлёвском, всегда переполненном, карцере. А то ставят на ребристый валун, на котором тоже не устоишь.

Но тогда за наказанным надо следить; а если голого да к дереву привязывают — то комары справятся. А если голого зимой — так облить водой на морозе.

Про сайты знакомств

Ещё — целые роты в снег кладут за провинность. Ещё — в приозёрную топь загоняют человека по горло и держат.

Аудиогиды с рассказами о животных появились в Московском зоопарке

И вот ещё способ: Новичок раздавлен духом, ещё и не начав соловецкой жизни, своих бесконечных трёх лет срока. Но поспешил бы современный читатель, если б вытянул палец: Э нет, мы не так просты! В этой первой экспериментальной зоне, как и потом в других, как и в самой объемлющей изо всех — в СССР, мы не открыто действуем — а наслоенно, смешанно — и потому так успешно и потому так долго. Вдруг въезжает через кремлёвские ворота какой-то лихой человек верхом на козле, держится со значением, и никто не смеётся над.

Дегтярёв, он в прошлом объездчик не путать с вольным Дегтярёвым, начальником войск Соловецкого архипелагапотребовал себе лошадь, но лошадей на Соловках мало, так дали ему козла. А за что ему честь? Они выращивают экзотические деревья. Так с этого всадника на козле начинается соловецкая фантастика. Зачем же экзотические деревья на Соловках, где простое разумное овощное хозяйство монахов — и то уже загубили, и овощи при конце?

А затем экзотические деревья при Полярном круге, что и Соловки, как вся Советская Республика, преображают мир и строят новую жизнь. Но откуда семена, средства? А вот — археологические раскопки?

Да, у нас работает Раскопочная Комиссия. Нам важно знать своё прошлое. И тот же ребус — на соловецких бонах, ходящих как деньги этого северного государства. Какой приятный домашний маскарад! Так всё очень мило здесь, Курилко-шутник нас только пугал? Денежное обращение лагерей ГПУ имело устойчивое продолжение на многие годы. Особые денежные знаки помогали лучшей изоляции этих лагерей.

За укрытие в лагере государственных денег полагался расстрел. Одна из целей такой строгости была — затруднить побег. На территории всех лагерей ГПУ для всех расчётов применялись эти квитанции. При освобождении если оно наступало… владелец снова обменивал их на государственные деньги. После года, при резком росте лагерной системы, все эти квитанции были изъяты. С — подписка по всей стране и большой тираж, большой успех!

Ведь в е годы Соловков не таили, но даже уши прожужжали ими. Соловками открыто играли, Соловками открыто гордились имели смелость гордиться!

Ведь классы исчезали куда? И над журналом — верхоглядная какая-то цензура: И потом их поют с эстрады соловецкого театра прямо в лицо приехавшему Глебу Бокию: Ты курса не кончил — а тебя в историю лепят. Кто ж разгадает, что здесь — пророчество? Но ещё потом, впосле крупных соловецких событий и общего поворота всех лагерей к перевоспитанию, журнал возобновился и выходил до А обнаглевший Шепчинский, сын расстрелянного генерала, вывешивает тогда лозунг над входными воротами: На артистах драматической труппы — костюмы, сшитые из церковных риз.

Нет, шутил негодник Курилко!. А ещё же есть Соловецкое Общество Краеведения, оно выпускает свои отчёты-исследования. О неповторенной архитектуре XVI века и о соловецкой фауне здесь пишут с такой обстоятельностью, преданностью науке, с такой кроткой любовью к предмету, будто это досужие чудаки-учёные притянулись на остров по научной страсти, а не арестанты, уже прошедшие Лубянку и дрожащие попасть на Секирную гору, под комаров или к оглоблям лошади.

Да в тон с добродушными краеведами и сами звери и птицы соловецкие ещё не вымерли, не перестреляны, не изгнаны, даже не напуганы — ещё и в м году зайцы доверчивым выводком выходят к самой обочине дороги и с любопытством следят, как ведут арестантов на Анзер.

Архипелаг ГУЛАГ. – Опыт художественного исследования. Т. 2 — Солженицын А.И.

Как же случилось, что зайцев не перестреляли? Ни одного выстрела иначе, как по заключённому! А зачем же тихо? В дневной густоте пуля имеет воспитательное значение. Она сражает как бы десяток за. Можно было видеть, как зимою по снегу там ведут человека босиком в одном белье это не для пытки! По этой манере узнают офицера. Тут ведь люди, прошедшие семь лет фронтов. Тут мальчишка летний, сын историка В. Потто, на вопрос нарядчика о профессии пожимает плечами: По юности лет и в жбре гражданской войны он не успел приобрести.

Это сходится так. Многое в истории повторяется, но бывают совсем неповторимые сочетания, короткие по времени, и по месту. Таковы и ранние Соловки. Очень малое число чекистов да и то, может быть, полуштрафныхвсего 20—40 человек приехали сюда, чтобы держать в повиновении тысячи, многие тысячи. Сперва ждали меньше, но Москва слала, слала, слала. За первые полгода, к декабрюуже собралось больше заключённых.

А в в одной только й роте роте общих работ крайний в строю при расчёте отвечал: К было тысяч около шестидесяти. А с уже валили и матёрые уголовники всех сортов. И как же удержать их, чтоб они не восстали? А второе — накидка газовая со стеклярусом: Ротные, взводные, отделённые — все из своей среды. И самодеятельность, и саморазвлечение!

А под ужасом и под стеклярусом — какие люди? Вот немногие соловчане, сохранённые памятью уцелевших: Бахрушин, Аксаков, Комаровский, П. Воейков, Вадбольский, Вонлярлярский, В. Бывший кадетский лидер Некрасов. Лихачев, Цейтлин, лингвист И.

  • «Хомяк» или продвинутый юзер: какой ты интернет‑пользователь
  • Волга тв смс знакомства
  • Дело об SMS-чате: Надо ли наказывать СМИ за пользовательский контент?

Калугин АлександринкаБ. В е годы, уже при конце Соловков, здесь побывал и. По воспитанию, по традициям — слишком горды, чтобы показать подавленность или страх, чтобы выть, чтобы жаловаться на судьбу даже друзьям. Признак хорошего тона — всё с улыбкой, даже идя на расстрел.

Будто вся эта полярная ревущая морем тюрьма — небольшое недоразумение на пикнике. Вот и слон на деньгах и на клумбе. Вот и козёл вместо коня. И если уж 7-я рота артистическая, то ротный у неё — Кунст. Если Берри-Ягода — то начальник ягодосушилки. Вот и шутки над простофилями, цензорами журнала. Ходит и посмеивается Георгий Михайлович Осоргин: Вот эти шуточки, эта подчёркнутая независимость аристократического духа — они-то больше всего и раздражают полузверячих соловецких тюремщиков.

Кроме духовенства никому не разрешалось ходить в монастырскую последнюю церковь — Осоргин, пользуясь тем, что работал в санчасти, тайком пошёл на пасхальную заутреню.

С пятнистым тифом отвезенному на Анзер епископу Петру Воронежскому отвёз мантию и Св. По доносу посажен в карцер и приговорён к расстрелу. И в этот самый день сошла на соловецкую пристань его молодая он и сам моложе сорока жена! И Осоргин просит тюремщиков: Он обещает, что не даст ей задержаться долее трёх дней, и как только она уедет — пусть его расстреляют. И вот что значит это самообладание, которое за анафемой аристократии забыли мы, скулящие от каждой мелкой беды и каждой мелкой боли: Ни в одной фразе не намекнуть!

Лишь один раз жена жива и вспоминает теперькогда гуляли вдоль Святого озера, она обернулась и увидела, как муж взялся за голову с мукой. Она могла ещё остаться — он упросил её уехать. Когда пароход отходил от пристани — Осоргин опустил голову. Через десять минут он уже раздевался к расстрелу. Но ведь кто-то же и подарил им эти три дня. Эти три осоргинских дня, как и другие случаи, показывают, насколько соловецкий режим ещё не стянулся панцырем системы.

Такое впечатление, что воздух Соловков странно смешивал в себе уже крайнюю жестокость с почти ещё добродушным непониманием: Всё-таки не было ещё у соловчан общего твёрдого такого убеждения, что вот зажжены печи полярного Освенцима и топки его открыты для всех, привезенных однажды. А ведь было-то так!. Тут сбивало ещё, что сроки у всех были больно коротки: Ещё не понималась эта кошачья игра закона: И это патриархальное непонимание — к чему всё идёт?

Можно было поверить, что уничтожаются классы, но люди из этих классов вроде должны были бы остаться? Недавно, кажется, прошли месяцы и годы открыто объявленного террора — а всё-таки нельзя было поверить! Сюда, на первые острова Архипелага, передалась и неустойчивость тех пёстрых лет, середины х годов, когда и по всей стране ещё плохо понималось: Ещё так верила Русь в восторженные фразы!

Изменчивый цвет беспокойного моря. И к Бискайскому заливу улетают на зиму альбатросы со всеми тайнами первого острова Архипелага.

Но не расскажут на беспечных пляжах, но никому в Европе не расскажут. Фантастический мир… И одна из главных недолговечных фантазий: Так что Курилко был — неслучаен. Во всём Кремле — единственный вольный чекист: Караулы у ворот вышек нетнаблюдательные засады по островам и поимка беглецов — у охраны.

В охрану кроме вольных набираются бытовые убийцы, фальшивомонетчики, другие уголовники но не воры. Но кому заниматься всей внутренней организацией, кому вести Адмчасть, кто будут ротные и отделённые? Не священники же, не сектанты, не нэпманы, не учёные да и не студенты студентов не так мало здесь, а студенческая фуражка на голове соловчанина — это вызов, дерзость, заметка и заявка на расстрел.

Это лучше всего смогли бы бывшие военные. А какие ж тут военные, если не белые офицеры? Так, без сговора и вряд ли по стройному замыслу, складывается соловецкое сотрудничество чекистов и белогвардейцев! Где же принципиальность тех и других? Но тому аналисту всё на свете удивительно, ибо никогда не вливаются мир и человек в его заранее подставленные желобочки.

А соловецкие тюремщики и чёрта возьмут на службу, раз не дают им красных штатов. И кому ж тут лучше поручить? Ну как подчиниться и смотреть, что кто-то возьмётся неумеючи и шалопутно? Что погоны делают с человеческим сердцем — мы уже в этой книге толковали.

Вот погодите, придёт время и красных командиров сажать — и как повалят в самоохрану, как за этой вертухайской винтовкой потянутся, лишь бы доверили!. Ну, и такое должно было быть у белогвардейцев: И всё же главная соловецкая фантазия ещё не в том была, а: Ваш-де лагерь — снаружи, а наш — внутри.

И кому где работать, и кого куда отправить — это Адмчасти. Мы наружу не лезем, а вы не лезьте к. Как бы не так! Это была первая и грозная сила в лагере — ИСЧ. И оперуполномоченные тоже были — из заключённых, вот венец самонаблюдения. И с ней-то взялась бороться белогвардейская АЧ! Все другие части — Культурно-Воспитательная, Санитарная, которые столько будут значить в дальнейших лагерях, тут были хилы и жалки.

Прозябала и Экономчасть во главе с Н. Это с Кемперпункта начиналось: Ярославский и зашептал ему на ухо. Отделённый, отчеканивая слова по-военному, рявкнул: У Адмчасти — назначения на работу, перемещения по острову и этапы. Адмчасть выявляла стукачей для отправки их на этап.

Стукачей ловили, они убегали, прятались в помещении ИСЧ, их настигали и там, взламывали комнаты ИСЧ, выволакивали и тащили на этап. Фантастичность продолжалась и там: Но осложнялась её деятельность тем, что обнаруженный сексот по истолкованию тех лет ст. Попался — сам и виноват. Кондостров был почти узаконен. Затем с каждым годом Адмчасть слабела: И постепенно была одолена. Всходила чёрная звезда идеолога этой эры Нафталия Френкеля, и стала высшим законом Архипелага его формула: Да кто ж это придумал — жить под Полярным Кругом, где скот не водится, рыба не ловится, хлеб и овощи не растут?

О, мастера по разорению цветущей земли! Чтобы так быстро — за год, за два — привести образцовое монастырское хозяйство в полный и необратимый упадок! Как же это удалось? Или доконали всё на месте? И тысячи имея незанятых рук — ничего не уметь добыть из земли! Только вольным — молоко, сметана, да свежее мясо, да отменная капуста отца Мефодия. А заключённым — гнилая треска, солёная или сушёная; худая баланда с перловой или пшённой крупой без картошки, никогда ни щей, ни борщей.

Из денежных из дому переводов можно использовать в месяц 9 рублей — есть ларёк в часовне Германа. А посылка — в месяц одна, её вскрывает ИСЧ, и если не дашь им взятки, объявят, что многое из присланного тебе не положено, например крупа. В Никольской церкви и в Успенском соборе растут нары — до четырёхэтажных.

Не просторней живёт я рота у Преображенского собора в примыкающем корпусе. Вот у этого входа представьте стиснутую толпу: В кубовую за кипятком — очереди по часу. По субботам вечерние проверки затягиваются глубоко в ночь как прежние богослужения….

За санитарией, конечно, очень следят: Ещё — обрезают полы у длинной одежды особенно у рясибо в них-то главная зараза. У чекистов — шинели до земли.

Правда, зимою никак не выбраться в баню с ротных нар тем больным и старым, кто сидит в белье и в мешках, вши их одолевают. Мёртвых прячут под нары, чтобы получить на них лишнюю пайку — хотя это и невыгодно живым: В Кремле есть плохая санчасть с плохой больницей, а в глуби Соловков — никакой медицины. Исключение только — Голгофско-Распятский скит на Анзере, штрафная командировка, где лечат… убийством. Там, в Голгофской церкви, лежат и умирают от бескормицы, от жестокостей — и ослабевшие священники, и сифилитики, и престарелые инвалиды, и молодые урки.

По просьбе умирающих и чтоб облегчить свою задачу, тамошний голгофский врач даёт безнадёжным стрихнин, зимой бородатые трупы в одном белье подолгу задерживаются в церкви.

А вынеся наружу — сталкивают вниз с Голгофской горы. Необычно название горы и скита, оно не встречается нигде. И убелится она страданиями неисчислимыми. После соловецкого лагеря этого уже не скажешь. Вкто был, рассказывают: И сотни ушли на кладбище. Чтоб не спутать учёт, писали нарядчики фамилию каждому на руке — и выздоравливающие менялись сроками с мертвецами-краткосрочниками, переписывая на свою руку.

Лечить её не умели, искореняли же так: Какой бы научный интерес был нам установить, что Архипелаг ещё не понял себя в Соловках, что дитя ещё не угадывало своего норова! И потом бы проследить, как постепенно этот норов проявлялся. Так многое из будущего опыта уже было найдено на Соловках! Все спали на нарах, а кто-то уже и на топчанах; целые роты в храме, а кто — по двадцать человек в комнате, а кто-то и по четыре — по.

Уже кто-то знал своё право: Уже была и борьба за тёплые места ухватками подобострастия и предательства. Уже снимали контриков с канцелярских должностей — и опять возвращали, потому что уголовники только путали.

Уже сгущался лагерный воздух от постоянных зловещих слухов. Уже становилось высшим правилом поведения: Это вытесняло и вымораживало прекраснодушие Серебряного Века.

Тоже и вольные стали входить в сладость лагерной обстановки, раскушивать её. Достроить на Брянском заводе его не успели: И тогда, в августе года, бронеплощадки, броневые листы и вся материальная часть, предназначенная для бронепоезда, была погружена на железнодорожные платформы и отправлена в Ворошиловград на завод имени Октябрьской революции.

Заводское руководство внимательно следило за ходом строительства и оперативно решало вопросы материально-технического снабжения, технологии сборки, которая обеспечила бы досрочный выпуск бронепоезда, как того требовала ухудшающаяся обстановка на фронте. На сооружении бронепоезда отличились электросварщики Коновалов и Школа, сборщики Кожухарь, Супрун, Кучеров, Костин, Шепелев, монтажники электрооборудования, телефонной связи и радиостанции Ланцов, Голдованский, Дорошенко и многие.

Пока сооружался бронепоезд, была сформирована команда, которая настойчиво изучала военное. Так, в Вергунке и Лутугине велись учебные стрельбы. В начале октября бронепоезд был отправлен в распоряжение войск Южного фронта. Его боевые позиции располагались на железнодорожных участках Родаково — Дебальцево, Дебальцево — Чернухино и Дебальцево — Боржиковка — Алмазная. В свой первый бой с противником экипаж бронепоезда вступил в районе станции Дебальцево-Сортировочная.

Однако такой успех в тех условиях был кратковременным — в одну из ночей немцы подорвали железнодорожные пути в тылу бронепоезда. Хотя группа бойцов под руководством путевого мастера В.

Пузакова под огнем противника смогла устранить повреждение, однако бронепоезду был открыт только один путь — назад, на базу. Позже бронепоезд поступил в распоряжение командующего й армией и некоторое время действовал в районе станции Заповедная, где прикрывал важную железнодорожную магистраль Ростов — Москва.

После чего вновь вернулся в Донбасс, на этот раз на станцию Мануйловка. Боевая карьера бронепоезда была крайне насыщенной боевой работой — в конце ноября года он попал под массированный удар немецких пикировщиков и, хотя два самолета были сбиты огнем ПВО по крайней мере, так доложили зенитчикитем не менее повреждения оказались настолько серьезными, что бронепоезд пришлось отправить в Ворошиловград на ремонт.

Правда, долго он там не пробыл и, получив после капитального ремонта новую броню, продолжал действовать во взаимодействии с артиллерией й стрелковой дивизии й армии на участке Голубовка — Попасная. Участие гражданского населения Донбасса в оборонных мероприятиях Основной формой помощи фронту в году стало активное участие жителей Донбасса в оборонных мероприятиях.

В условиях войны гражданские лица активно привлекались к строительству оборонительных сооружений на дальних и ближних подступах к Донбассу, эвакуации рабочей силы и оборудования в глубокий тыл СССР. При этом размах строительства был колоссальный. На строительство прежде всего привлекались рабочие и инженерно-технические работники ИТР угольных предприятий, имевшие опыт проходческих работ и навыки эксплуатации отбойных молотков и другой горнодобывающей техники и механизмов.

Привлечение специалистов было массовым: Как свидетельствуют документы и воспоминания очевидцев, жители региона в значительном большинстве осознавали важность оборонного щита, поэтому на эти работы люди шли добровольно, зачастую целыми семьями, бригадами, сменами, цехами и даже шахтами во главе с руководителями.

Не раз случалось, что на строительство людей прибывало гораздо больше, чем предполагалось разнарядкой. Вместе с опытными рабочими к строительству были привлечены молодежь и женщины, профессорско-преподавательский состав и студенты высших учебных заведений, учащиеся старших классов и техникумов.

По документам уже в августе — октябре года на строительстве фортификаций работало студентов Сталинского индустриального института во главе с ректором Г. Пронченко, секретарем парткома Н. Барановским, главным инженером дистанций П. Как утверждает академик П. Ответственными были назначены А. Засядько и Игнатов [24]. Однако ухудшавшаяся ситуация на фронте требовала скорейшего завершения, строительства оборонительных сооружений и, таким образом, привлечения еще большего количества человеческих сил и материальных средств.

Энтузиазм на строительстве был достаточно высоким. Благодаря шахтерской находчивости земляные работы механизировались подручными средствами деревянными волокушами, велись взрывные работы, производились заготовки для укрепления окопов и блиндажей. Следует отметить, что, получив в первые дни работы на строительстве оборонительных рубежей указания и чертежную документацию от саперного отделения Южного фронта, в дальнейшем строители работали самостоятельно, поскольку командование фронта не имело возможности выделить необходимое количество инженеров.

Работа по строительству оборонительных сооружений на подступах к Донбассу трудящимися региона проводилась огромная. Хотя не обходилось и без эксцессов. Тем не менее такие случаи не были характерными. В целом же боевой дух и энтузиазм жителей Донбасса на строительстве оборонительных сооружений оставался высоким. К сожалению, по назначению эти сооружения полностью не были использованы: Это также не помогло действующим частям более организованно отойти на запасные позиции, но дало возможность силами жителей края, а также Ростовской, Воронежской областей построить новые укрепления, которые позволили стабилизировать ситуацию на Южном фронте до лета года.

По мере удаления от линии фронта она состояла из района боевых действий, оперативного тылового района армий и тылового района группы армий. Управление осуществлялось полевыми и местными комендатурами, находившимися в подчинении командиров дивизий, корпусов, командующих тыловыми районами армий и групп армий.

Границы зон ответственности комендатур менялись, сами комендатуры переводились по мере изменения места дислокации частей и соединений, удаления либо приближения линии фронта. Так, например, летом года территория бывшей Сталинской области находилась под юрисдикцией органов военного управления 1-й танковой и 6-й армий вермахта.

Для регулирования общественной жизни, претворения в жизнь приказов и предписаний оккупационных властей создавались органы местного самоуправления — городские и районные, сельские управы. Безусловно, осуществление контроля немецкими властями за населением на оккупированной территории было бы невозможным без широкого привлечения представителей местного населения в органы местного самоуправления, на промышленные, торговые предприятия, в полицейские формирования.

Для большинства из них сотрудничество с врагом стало проявлением личной стратегии выживания, приспособления к сложившимся условиям. В то же время часть населения пошла на сотрудничество с врагом добровольно и осознанно, стремясь таким образом отомстить за многочисленные обиды, нанесенные советской властью.

Показательно, что костяк органов местного самоуправления составляли прежде всего бывшие коммунисты, а также люди, занимавшие до войны ответственные должности. Так, в частности, председатель городской управы Юзовки A. Эйхман, член КП б У, до войны работал председателем колхоза в Запорожской области, а его сестра была замужем за секретарем Куйбышевского райкома партии.

Многие стали сотрудничать с оккупантами, находясь в состоянии глубокого душевного кризиса, разочарования, вызванного неудачами Красной армии, действиями власти, уничтожавшей промышленные предприятия, запасы продовольствия, зачастую бросавшей людей один на один с их проблемами. Не стоит отметать и такой фактор, как хорошо поставленная пропаганда. Так, шокирующее впечатление на многих жителей Юзовки оказали обнаруженные немцами во дворе тюрьмы трупы более двухсот заключенных, расстрелянных органами НКВД при отступлении.

Естественно, что органы местного управления действовали в условиях полной подконтрольности и зависимости от немецких административных и полицейских органов. Структуры городских и районных управ не были полностью идентичными, однако в большинстве них существовали отделы общего управления, полицейский, школ и культурных учреждений, здравоохранения, финансовый, торговый, промышленный, ветеринарный и коммунальный.

В период оккупации ряд населенных пунктов был переименован, при этом, как свидетельствуют немецкие документы, предложение переименовать Сталино в Юзовку высказала группа местных жителей. В первую очередь это предполагало борьбу с уголовными элементами, во множестве появившимися на этот момент. На территории Донбасса расстрелами еврейского населения печально прославились зондеркоманда 10a входила в состав айнзатцгруппы D [27]а также зондеркоманда 4b и айнзатцкоманда 6, которые входили в состав айнзатцгруппы С.

В отличие от областей Украины, входивших в зоны с гражданской администрацией, на территории Донецкой области борьбой с подпольщиками, партизанами, диверсантами, отчасти уголовными преступниками, обеспечением в целом спокойствия в тылу немецких войск также занимались команды фельдполиции и фельджандармерии, абверкоманды, находившиеся в непосредственном либо оперативно-тактическом подчинении групп армий, армий, органов военной администрации.

С целью обеспечения безопасности в тылу немецких войск, минимизации возможной угрозы оккупационные власти практически сразу осуществили масштабные мероприятия по выявлению и учету партийного, комсомольского и хозяйственного актива.

При помощи местного населения значительное количество активистов было арестовано, заключено в тюрьмы и лагеря либо казнено. Трагедией европейского масштаба стало тотальное уничтожение еврейского населения. Вот воспоминания чудом уцелевшей жительницы Мариуполя Сарры Глейх: Всю ночь шел дождь.

Утро хмурое, сырое, но не холодное. Идти нужно 9—10 километров, дорога ужасная, судя по тому, как немцы обращаются с пришедшими прощаться и принесшими передачи, дорога не сулит ничего хорошего. Немцы избивают всех приходящих дубинками и отгоняют от здания полка на квартал… Нам велели раздеться до сорочки, потом искали деньги и документы и отбирали, гнали по краю траншеи, но края уже не было, на расстоянии в полкилометра траншеи были наполнены трупами, умирающими от ран и просящими еще об одной пуле, если одной было мало для смерти.

Мы шли по трупам. В каждой седой женщине мне казалось, что я вижу маму.

Book: Битва за Донбасс. Миус-фронт. 1941–1943

Я бросалась к трупу, за мной Вася, но удары дубинок возвращали нас на место. Один раз мне показалось, что старик с обнаженным мозгом — это папа, но подойти ближе не удалось. Мы начали прощаться, успели все поцеловаться. Фаня не верила, что это конец.

Фаня взяла его на руки, ему было трудно идти по скользкой глине. Вася не переставал ломать руки и шептать: Фаня обернулась и ответила: Это были последние слова Фани. Больше я не могла выдержать, схватилась за голову и начала кричать каким-то диким криком, мне кажется, что Фаня еще успела обернуться и сказать: Когда я пришла в себя, были уже сумерки, трупы, лежавшие на мне, вздрагивали: Они опасались, что осталось много недобитых.

Они не ошиблись — таких было очень. Они были заживо погребены, потому что помощь никто им не мог оказать, а они кричали и молили о помощи. В декабре года было расстреляно более евреев в Славянске, — в Константиновке, около — в Макеевке. Одним из наиболее масштабных преступлений в отношении еврейского населения стало уничтожение в середине января года евреев в Артемовске Бахмуте.

В соответствии с приказом коменданта города Цобеля и объявлением городского головы Главни, написанным под диктовку офицеров СД, все евреи города должны были явиться 9 января года к помещению бывшего отдела НКВД по железной дороге. После трехдневного пребывания там без пищи и воды людей вывели из подвала помещения и погнали к месту казни — шахте алебастрового комбината.

Уничтожение евреев на территории области осуществлялось преимущественно путем расстрелов, хотя с марта года для этого, по крайней мере в Юзовке, стали использоваться душегубки — специально оборудованные фургоны, выхлопные газы из которых отводились в герметично закрытый кузов, где находились обреченные на смерть люди.

Последняя акция по уничтожению еврейского населения на территории области обычно датируется осенью года.

Оксана Пушкина провела открытий урок для учеников новой школы в Наро‑Фоминске - Общество - РИАМО

К сожалению, мы вынуждены констатировать и тот факт, что выявление и учет евреев были бы невозможны без активной помощи со стороны местных полицаев, стремившихся выслужиться перед оккупантами, либо жителей, которые из корыстных мотивов или из желания отомстить за какие-то еще довоенные, как правило бытовые, конфликты предавали евреев. В то же время нельзя не отметить и того, что имели место многочисленные случаи проявления солидарности по отношению к евреям, спасения их местными жителями.

В целом геноцид еврейского населения на Донетчине стал настоящей трагедией для всего многонационального населения региона. Кроме того, постоянно проводились расстрелы местных жителей, заподозренных в тех или иных преступлениях. Особенно массовый характер они приобрели летом года — перед самым приходом советских войск. Приведем только некоторые документы советской стороны.

Вот, например, акт о зверствах в Донецке: Священник прихода Петровка Вонтсход свидетельствует: Одна из групп, проходя по Славянской улице, вызывала из квартир жильцов и тут же расстреливала их в упор… Всего в поселке таким способом было убито за несколько дней не менее 50 человек. Трупы убитых запрещали убирать в течение 15 дней.

Приведенный документ кончается нижеследующим абзацем: В другом акте, составленном также в городе Краматорске, было рассказано о процедуре расстрела мирных жителей.

Немецкий офицер дал короткую очередь по правофланговому, после чего два немецких солдата стали стрелять в спины и, когда люди падали, вторично произвели выстрелы разрывными пулями в головы.

Ворочек был облит кровью соседей, и на шапке его лежали мозги убитого соседа, что дало основание немцам считать Ворочека мертвым. Население массами забирали в гестапо. Чтобы население не могло оказать им помощь, на вагонах был нарисован знак черепа и написано: Партизанское движение в крае — После оккупации края здесь началось организованное сопротивление захватчикам.

Хотя стоит отметить еще раз, что местность никак не подходила для развертывания полноценной партизанской борьбы, как было это, например, в Белоруссии. Бойцы этих формирований прошли только частичную военную подготовку и реально в боевых действиях не участвовали. В связи с быстрым наступлением войск противника областные, городские и районные комитеты ВКП б провели только часть работ по созданию партийного подполья, партизанских отрядов и антифашистских патриотических групп для действий в тылу противника так как до возникновения реальной угрозы захвата Донбасса такие действия расценивались однозначно как паникерство.

Речь шла именно о массовом создании, так как НКВД готовил резидентуру в области уже. Таким образом, формально ко времени отступления частей Красной армии на территории только Донецкой области были созданы подпольный обком партии, 6 горкомов, 10 городских райкомов, 15 райкомов партии и 98 партийных ячеек, в которых насчитывалось коммунистов.

Проводилась работа и по линии комсомола. Так, был сформирован областной подпольный комитет ЛКСМУ, 6 горкомов, 23 райкома, 89 комсомольских ячеек всего около комсомольцев. Кроме того, коммунистов и комсомольцев были оставлены для выполнения специальных заданий. Таким образом, если суммировать данные разных источников, то можно утверждать, что в Сталинской области перед приходом немецких войск было сформировано от до партизанских отрядов и групп, в которые входили до человек, в том числе коммунистов.

К сожалению, на сегодняшний день обобщенных данных о боевой деятельности партизанских отрядов и подпольных групп в области за — годы. Есть ряд документов, преимущественно отчеты руководителей и командиров о партизанско-подпольной деятельности в адрес вышестоящих партийных инстанций, которые хранятся в Государственном архиве Донецкой области ГАДОа также частично опубликованы в различных сборниках документов [33].